Category: музыка

* * *

Мне ужасно не нравится современная манера вокального исполнения. Мне вообще многое современное не нравится, но это другое - старость, наверное… А музыка, она же вообще такая: в ней ничего не скроешь, ничего не замаскируешь, здесь либо дадено, либо нет. Высшая форма искусства, хуле.

И вот, предположим, дано. Есть у человека бриллиант, ну пусть, рубин или александрит какой-нибудь, но подлинный свой. Ничто не мешает человеку обрамить его в металлолом, или, наоборот, в брусок золотища, чтоб побогхаче. Потому что чувство вкуса к таланту, увы, не прилагается. Популярная вокальная манера подразумевает вхерачивание бриллиантов сразу в слитки.

Певцы ломаются, дергаются, нервически ходят ходуном бровями, искривляют в муке рот. И пение у них такое же истерически-дерганное, выежистое, дрожащее и кричащее, или вдруг завитушками завивающееся, переливами соловьиными. И, когда есть голос, слушать это вообще невозможно. Потому что, когда человек, скажем, одевается в спортивные костюмы боско и золотые кедики от калвин кляйн, сумка биркин на нем еще будет смотреться, а вот бриллиантовое колье нет. Как инородный предмет, будет вызывать дискомфорт, злость и острое чувство несправедливости. О колье из самоцветов я, конечно, не тоскую, но отсутствие вокального дара – это жизнь полная боли. Поэтому меня просто колбасит, когда я слышу хороший голос исходящий из недр дерганного, вертлявого, давящего из себя «истинную» эмоцию, существа . Мне хочется кричать: да вывернись ты уже окончательно мясом наружу и сдохни!

Вот мне бы голос Кристины Агиллеры, сколько во мне было бы достоинства и вкуса. Я бы не скакала, пергидрольная, по сцене, воя, как сирена, принимая гламурные позы и грозя проткнуть музыкантов накладными ресницами. Нет, благородные доны. Я бы пела мягкий, сонный джаз и курила бы тонкую сигару в мундштуке, пачкая его коралловой помадой. Мои густые каштановые волосы, убранные в скромную прическу, блестели бы в приглушенном свете софит...

Или вот. Сложно представить более вульгарный вид, чем у Эми Уанхаус. Костлявая булемичка с тощими ножками и вечно вываливающимися из декольте сиськами, с этими чудовищными стрелами и вороньим гнездом на башке. И с таким же точно вульгарным поведением неразвитого вечного подростка.

Но как она пела. Ни грамма этой вульгарщины не перекочевало в ее вокал, ни капли дешевого артистизма. Я не люблю концертные записи и живые выступления. В них поют несовершенно, даже великие. Но записи с живыми выступлениями Эми можно смотреть бесконечно. Она безупречна. Даже, когда обдолбана вусмерть, то почти безупречна. У меня каждый раз внутри все замирает просто.

Поющие, как дьявол

Сегодня по 24 doc идет чудный фильм "В двух шагах от славы", кстати оскароносный, о бэк-вокалистах. Уму не постижимо, сколько невероятных голосов, не сумевших пробиться в солисты, осталось за спинами известных миру исполнителей. Мэрри Клэйтон, спевшая Yes! в Грязных танцах, оказывается, бэк-вокалистка Тома Джонса и Джо Кокера. Ей удалось сколько-то продержаться на сцене самой по себе, но совсем недолго, на одну (?) пластинку. А ведь вокал исключительный, мощный, универсальный тембр.



Collapse )