* * *

Когда-то я посмотрела Меланхолию Ларса Фон Триера. С тех пор я гадаю, как этот человек мог сделать такое светлое, человечное, простое и совершенное кино. Я посмотрела еще кое-что другое. Антихриста и, конечно, Нимфоманку. С тех пор я гадаю, как этот человек мог снять такой простой чудный фильм из двух частей и так сказочно изгадить его в концовке. Мне кажется, Антихрист (как фильм, конечно, не как явление) - вся сущность Ларса Фон Триера без покровов. Нимфоманка - тоже, но в ином плане. Антихрист самолюбовательно гадок от начала до конца. Нимфоманка - вскрытие покровов: все время хорошо, прекрасно, талантливо, а потом в самом конце бац! нате вам! дерьмо, дерьмо, дерьмо!" И тут тоже любование своей изумительной гадостью.
Еще ужасней смотреть на Фон Триера в документальном кино. Очередная лента. Там Ларс отправляет своего напарника в Бангладешское гетто (хотя там везде гетто) с каким-то заданием. Я неразвита и не образована, поэтому художественного смысла задания, конечно, не поняла. Но надо было снять фильм. Там его напарник, рассуждая о том, как же все это глупо, показушно и неестественно, снимает среди прочего сцену, где сам, восседая в дорогом костюме за столом, жрет какое-то изысканное рыбное блюдо, запивая дорогим вином. Он отделен прозрачным экраном от собравшихся поглазеть тощих бангладешских детей. Он возвращается к Ларсу, показывает эту сцену, Ларс говорит, что задание тот не выполнил и все сделал не так. О детях ни слова, обсуждаются сложные культурологические концепты. Я, конечно, увидела в этой сцене только детей. Дети-то реальные. Именно этого от меня ждал Ларс - это я тоже понимаю. Боже, какой он молодец.
Фильм я не досмотрела. Уверена, что Ларс и это предвидел. После детей досматривать будет определенный тип людей, а определенный точно не будет. Наоборот выключит и будет еще пару часов булькать и клокотать от ярости.
В общем, мне внятней никак не высказаться. Ужасное дерьмо - Ларс Фон Триер, и еще мерзее от того, что в этом дерьме каждый раз так и тянет палочкой поковырять. Не смотря на всю степень моего отвращения, в следующий раз, когда мне попадется документальный или художественный Фон Триер, я опять на нем залипну. И он наверняка и это рассчитал.