Поэты ругаются.

Попался мне тут в контакте такой вот плач души поэтической:

«Поэты и печаль»

Александр Кестер
***
Дорогой читатель, должен сказать, что та статья, которую ты прочтешь ниже, если станешь читать дальше, субъективна и описывает лишь мой взгляд на положение вещей и тему, которую я взял. А решил я написать об этом, так как то действо, которое я наблюдал, глубоко поразило меня и оставило нестираемый след в моей душе. И я предполагаю, что данная статья насквозь пропитана субъективностью и переизбытком эмоций, но насколько я могу знать, объективность – несуществующее явление, поскольку любой взгляд, каждая мысль, всякий ум оценивает события исходя из собственного опыта, пережитых им ситуаций и, соответственно, дает оценку им, руководствуясь лишь своей правдой.
Но правда у каждого своя.

Не так давно, я был приглашен, а точнее, напросился сам на поэтический слэм, который проходил в моем городе. Одним из организаторов мероприятия был мой товарищ и просто хороший парень Саша. Я ему написал и он сказал, что не против, что бы я тоже читал свои стихи, посоревновался с другими поэтами. Но я шел туда не для того, чтобы соревноваться и все такое, а лишь с целью увидеть настоящих живых поэтов, с авторитетом (хоть и местным), познакомиться с ними и, может быть, влиться в поэтическую тусовку. Я, можно сказать, давно занимаюсь сочинительством, но друзей поэтов и писателей не имею, поэтому мне показалось, что это удачный момент и надо было действовать.

Настал день и я пришел на поэтический слэм. С собой у меня было немного стихов и сигареты. Я прошел внутрь кафе, взял пива, чтобы снять стресс, сел за столик и ждал. Вскоре началось мероприятие, ведущий слэма пошутил в микрофон и вызвал первого поэта. Все в зале стихли, слушали, внимали мудрости чтеца… Что дальше было, трудно описать, но я попробую.
Все поэты как один кричали со сцены, матерились, махали руками, рифмовали глаголы и длинные, ужасные, бессмысленные слова. Смысл их трудов – это вообще отдельная и, опять же, субъективная тема, но раз уж я начал, придется сказать пару слов и об этом. В общем, те, кто сталкивался с современной поэзией, наверное, поймут. Это длинные стихи без ритма и звучания, длинные-предлинные слова, которые вроде, как и умные, но в сочетании со стихотворением кажутся неуместными и бестолковыми. Какую-то мысль глубинную я не уловил при всем своем старании постичь труды сочинителей. Я видел лишь одинокий лучик смысла, который был спрятан за горой лживых слов и действий. На мой взгляд, поэт должен выстрадать свой стих, он должен придти к нему сквозь бытийную бурю и запечатлеть, но те ребята не страдали. Вы можете мне не поверить, но это так и есть. Если бы вы видели их, то сразу бы поняли, что страдания, истинные переживания, сломленность души, волны чувств и мыслей, в которых рождается исскуство, им неведомы. Молодые ребята и девушки, с длинными волосами, нежной, нетронутой временем кожей кричали… нет, вопили о чем-то очень мрачном, о том, с чем они не сталкивались. Но это, конечно, больше парни. Девушки же читали о любви, сексе и рассветах, впутывая в строки еще больше глаголов и длинных, уродливых слов.
Я смотрел в зал и видел улюлюкающих людей, которые хлопали и восторгались. Девочки, которые сидели по соседству с моим столиком пили из огромных бокалов красное вино, смаковали его, одобрительно и с высокомерием кивали, когда поэт читал стихи. Так же, они со всей презрительностью бросали взгляды на меня, когда я смеялся над той ситуацией, в которой мне довелось оказаться. Но смеялся я не от того, что я ставил себя выше них. Нет. Я смеялся от тоски и боли за будущее русской литературы.
Так вот. После, я начал сравнивать их труды и невольно пришел к тому, что все они без исключения похожи друг на друга и некоторых парней добившихся известности. Например, «вы соглашаетесь, волшебный автобус в никуда, СПБЧ Оркестр». Все слизано и это похоже на плохую пародию. Кстати, для тех, кто так делает. Не надо так делать. Это приведет к потере личностной индивидуальности и разложению собственного стиля. Никогда это дело хорошим ничем не кончается. В лучшем случае, вы останетесь незаметным подражателем, а в худшем – вы будете известным бесталанным придурком, о котором будут писать статьи такие парни как я.
Сие действо подходило к концу, и я был полностью раздавлен. Сам я читал без удовольствия, желая скорее отмучатся и уйти. Я понял, что с современной поэзией мне не по пути, и я рад этому. В таком случае, лучше быть одному. Я не до конца понимаю, почему мои современники положили свое хозяйство на русский язык, его непревзойденную образность и красоту. Почему они не ставят цель перед собой – открыть и показать новые грани жизненных истин, превращая стихи в магию звуков и слов. Я надеюсь, верю, что русская поэзия не окажется в руках Веры Полозковой, а если и так, то не на долгий срок.

***
В этой статье я отобразил не полную картину увиденного, но основные ее моменты. Прошу простить, если задел резким словом. Так же, извиняюсь перед тобой, читатель, за сбивчивость моей мысли и оправдываюсь тем, что переизбыток эмоций мешает мне писать, более детально и развернуто.
Единственное, что движет мной – это уверенность в огромном творческом потенциале страны и людей, творящих в ней, любовь к отечественным художникам слова и бесконечная вера в них.

Писал для вас, в надежде быть понятым и услышанным.
Ваш
Александр Кестер



Плач этот перепостили в одном сообществе, в другом - и я подумала, что уважаемый человек, поэт настоящий, а не какое-то вот это все. Возгрустила я о печальной доле художника. Вспомнилась мне тихая борьба Гумилева с крикливой пошлостью новояза Маяковского и Ко. И Вера Полозкова тут еще эта. Я-то человек к поэзии глухой, раньше думала, что Вера Полозкова - хорошо, ну так мне говорили люди не чуждые. Но тут уважаемый человек мне глаза раскрыл на то, что страшно, если в поганых ручонках Веры Полозковой окажется русская поэзия. И пошла я на сайт к поэту на сихи.ру, дай, думаю, посмотрю на поэта, а то ведь так и помру, глухая к настоящему искусству. Читателей у поэта оказалось много, 4800, не унизив себя размышлениями о взаимозафренде, я ободренная пошла приобщаться к прекрасному. И вот, что там.

Не зови меня. Не зови.
Чувства растворились среди арок.
На площадях мерцают фонари,
Оставляя на брусчатке отпечаток.

Так и ты оставила свой след,
Как от слез на бледной коже.
И средь всех своих побед,
Мне не стать чище и моложе.

Не зови меня. Не зови.
Не зови! Я прошу, не надо.
Лучше память о мне сгуби,
Лучше в чай добавь мне яду.

И я уйду, уеду, убегу,
Чтоб ни улицы ни вишни о тебе не пели...
Ах, еслиб люди получали, что хотели,
Не выли бы стихами на луну.



Полозкова хотя бы гласные в рифмующихся строках не ленится считать. Но я человек сирый, а автор из этих условностей, видимо, сознательно выпорхнул. Мол, найди рифму сам, никто не будет тут для быдла стараться. И арки эти.. И фонари!
Я знаю, что, когда электрический свет мерцает - это высокая пульсация неисправных или неправильно подключенных ламп, что очень плохо влияет на сетчатку глаза и нервную систему человека. Но вот чтобы на брусчатке отпечаток - это автор как-то перегнул. Не знаю, гипербола какая-то. Может, фонари в Нижнем боевыми лазерами светят, или еще что. Загадка.

В общем хочется пожать шею тому, кого умоляет автор его не звать, видимо, тщетно. Растворить, так сказать, среди арок, добавить в чай яду, чтобы автор не выл больше на то, что он называет луной тем, что он называет стихами.

Или вот еще:

Из сажи в пепел голова,
На краю пропасти стою.
Не о тебе тогда мечтал,
Не о тебе в стихах пою.

Не ту жизнь прожил я зря
И не свое время разбазарил,
Но подо мною гнется, ломится земля,
От переизбытка правил и морали.

Я жил как все, спешил куда-то.
Мчался, мчался, не глядя по сторонам.

Причесало острым лезвием по волосам.

Осознание всей призрачности жизни
И того, что как ты не спеши,
Своей тугой и жалкой мыслью,
Основу главную не увидеть, не найти.

Горько мне от лет прошедших,
Но себя совсем не жаль.
Я новым людям, от лица ушедших,
Хочу сказать: не торопись, а просто ощущай.

В ушах жужжащий, дикий гул,
Из сажи в пепел голова.
Не на ту дорогу я свернул,
Не в те заглядывал глаза.


Не знаю, что там ломится под автором, рифмы по прежнему нет, правил тоже. Морали тоже, ведь писать такое аморально. Может, ему стоит просто похудеть. И написать что-нибудь об этом в своем стиле:

Я жил, как все, спешил куда-то
Из сажи в пепел голова
Пришел в спорт-зал, чтобы не ломилась подо мной земля, и горький привкус заката не терзал, как когда-то
Не в те заглядывал глаза.

Ну или что-нибудь в этом роде.

Или вот из раннего:

Кажется главный кукловод уже обрезал нитки,
Запутавшись в них сам.
Святое и доброе все переплавлю в слитки,
И останусь верен своим глазам.

Мы как рыбы на дне аквариума:
Плаваем и ловим корм.
Но нету у твари ума,
Не скоро затихнет этот шторм.

От отчаянья моторчик в груди болит еще сильней.
И этот мир мне не по вкусу,
Когда тоска, как водопад ревущий
Топит меня во тьме.


И есть одно свойство у людей:
Мы вспоминаем Бога только коснувшись дна.
В страну огнедыщащих морей.
Или когда боимся открыть глаза.
Только тогда.


Ага, пламенный моторчик! Огнедышащие моря - боги!! Нету у твари ума, так что этот шторм, видимо, действительно затихнет нескоро.
По мне так перешел бы уже автор на прозу, к ней, очевидно, все в нем стремится. Это было бы тоже ужасно, но не чудовищно, в прозе обычно бездарность не так выпукла.
Да, это очень трагично! Сколько сил люди тратят, сколько чуйствств изливают на изъявленные души - все впустую(
Люблю Полозкову за то, что мне созвучны сюжеты ее стихов. Мне казалось, что я переживал все те же самые чувства, что и автор или знаком с героями ее стихов:
"Мать-одиночка растит свою дочь скрипачкой,
Вежливой девочкой, гнесинской недоучкой.
«Вот тебе новая кофточка, не испачкай».
«Вот тебе новая сумочка с крепкой ручкой».
90% стихов других авторов (особенно современных) не вызывают во мне никаких эмоций. Такое ощущение, что в них рассказывается про каких-то инопланетян, логика и эмоция которых мне совершенно непонятны. Ну и проблемы эстетствующих педрил (как в приведенном примере) меня также не трогают
Да какой он еретик: один плохой поэт сказал свое "фи" про других плохих поэтов.
Я, к сожалению, выросла среди всяких редакционных дел (а где печатное слово, в любом виде, - там всегда рядом поеты, по принципу - где вода, там тараканы), ну и самое в них ценное - это как они друг друга ругают и критикуют. То есть, иногда они действительно, как говорят в интернетах, "генерят годный контент" сатирического плана.
Но упаси боже отойти от этого взаимного поедания и поинтересоваться, а что, собсна, автор имеет в виду в качестве настоящей поэзии собственного производства. Именно такой, за которую ему не стыдно и которая, по его мнению, имеет право на существование и на публикацию.
Так вот, тут наступает это самое... армагеддон и положение риз. Только что рядом перед тобой красовался иногда даже очень неплохой остроумец, и тут он открывает рот и выдает в лучшем случае (в лучшем, Карл!) такое же, как ваш "фонарщик".
Вот этот вот странный выверт всегда меня ну просто убивает, если честно. Не могу себе представить устройство головы человека, который берется настолько не за свое дело и, несмотря на все неудачи и на очевидную беспомощность, продолжает этим заниматься.
Это самое ценное в них для самих себя, иначе как настолько не своим делом заниматься?? Только постулируя, что все вокруг говнопоэты, лишь я один одарен без меры, но не понят. Тут и драма непризнанности, и поэтические занятия. Даже удивительно, что в наш грубый век это еще так привлекательно - считать себя поэтом, что люди все также идут на ухищрения, чтобы мимикрировать под поэта. Кто-то, да поверит)