***

Мы, кстати, вернулись. Я так тащусь, это что-то невероятное: стоило уехать, чтобы почувствовать соль земли своей.
Еще я заболела опять, иммунитета как-то вообще нет этой зимой. Сижу вот думаю: жахнуть антибиотика или нет - вот в чем вопрос.

Вот, что пишет Лимонов о Набокове.

Лолита так подходит Гумберту, так нравится ему потому, что она не женщина еще. Первично здесь отталкивание от мясомассой туши с бретельками лифчиков, вонзившимися в тучную плоть, с брюхом нависшим над трусами, отвратительной от бритых толстых ног до жирной волосатой макушки. А лица! Умащенные мерзкими кремами лица, о эти лица булочниц!

В романе Гумберт на самом деле бежит от гиппопотамных объятий самки. Куда угодно, лучше бы в идеальную бесплотную любовь к духу юной леди, а не к самой леди. Потому что и Лолита обещает стать мясомассой Шарлоттой, “Гейзикой”, как ее мать. Помню, как удручала меня грозящим призраком мясомассой Лены, ее мать Марья Григорьевна.

У меня случались даже наваждения, я помню, я старался гнать от себя мысли, что моя тоненькая возлюбленная станет похожа на ее мать, на толстую приземистую женщину. Роман Набокова это – погоня за вечной молодостью, а она молодость – Лолита убегает с другими. И старится. Душераздирающа сцена свидания Гумберта с семнадцатилетней беременной Лолитой. Старой Лолитой


Два сатира. Набоков хотя бы дрочил, да не трогал, Лимонов проапгрейдился до действительного извращенца. Его Леночке 15 лет. У него, кстати, дочь есть. Очень было бы интересно посмотреть, как он воспримет, когда его деточка в 15 лет отдаст свое несформировавшееся еще тельце в лапы такому же грязному старикашке, как он.
Не говоря даже о растлении детей, забавно, что о своей обрюзглости и мясотелости старости Эдичка не беспокоится. Сами себе они не отвратительны в своих обветшалых, дурно-пахнущих телах, даже в ключе любви к юным свежим станам.
Это жалкая попытка литературного оправдания педофилии. И не литераторам до ее причин надо докапываться, а психиатрам. Иначе выглядит так же глупо, как попытка философов античности объяснить устройство мира.